петък, 10 май 2013 г.

Радикальный ислам и его нацистские корни

Иеродьякон Петр ГРАМАТИКОВ

Время от времени в болгарское общество вбрасывается очередная порция информации о мусульманской общности в стране – то о событиях в Рибново, то о внутренних конфликтах в расколотом около двух десятилетий назад государственными “усилиями” Духовном управлении мусульман Болгарии. Приобретя болезненный опыт, связанный с расколом в Болгарской Православной Церкви, я решил заняться вопросом о корнях современного радикального ислама и о том, имеет ли он почву в нашей стране, потому что нам непрерывно внушают, что наша национальная безопасность находится под угрозой от деятельности его ячеек, эмиссаров, фондов, печатных изданий и пр.
Оказалось, что ни наша народная психология, ни исторические и геополитические условия не способствуют возникновению у нас ислама подобного вида. Институт исламских наук в Бомбее в Индии в своем электронном журнале “Ислам и современная эпоха” от 2011 г. рассматривает вопрос о том, каковым в действительности является конфликт между салафизмом (ваххабизмом) и суфизмом – двумя диаметрально противоположными мусульманскими идеологиями современности. В государствах, не имеющих демократической светской политики, этот конфликт принял форму насилия.
Знакомство с суфизмом помогает более ясному пониманию природы его идеологического противника – салафизма. Исламский мистицизм, называемый суфизмом, веками пользовался исключительной популярностью в мусульманском мире. Почему? Потому что он удовлетворяет две человеческие потребности – моральную и духовную. Суфии, мистики и бхакты изучают свое внутреннее “я”, что для них важнее всего универсума. Суфии-мистики учат, что только человек, познающий глубины собственной души, может иметь познание о Боге, поскольку Бог может быть понят не рационально, а посредством глубоких духовных упражнений и сил. Они используют богатую палитру культурных ресурсов для достижения этой цели, ассимилируя различные культурные ценности и выражая себя через культурные традиции и язык региона, в котором находятся. Духовными инструментами являются для них, с одной стороны, поэзия с ее мощным символическим языком, а с другой – музыка. В этом состоит тайна приобщения огромны,х масс верующих к этому учению.
Суфии говорили не на языке силы, а на языке любви. Именно язык любви в книге Джалаладдина Руми “Месневи и манави” говорит больше об исламе, чем сотни томов великих ученых. Недаром она названа “Кораном Пехлеви” (Персидским Кораном). Индийские суфии также пишут на персидском, но и на региональных языках, таких как авадхи, кари боли, маратхи и урду, используя символику местных культур. “Мехфил-е-сама” (божественная музыкальная служба) превращается в значимый элемент при утверждении суфийского ислама. Улемы сопротивляются, говоря, что музыка запрещена (харам) в исламе. Непризнание инакомыслия приводит к изоляции, а изоляция нуждается в политической поддержке, вырождается в политический ислам. Многие суфии подверглись влиянию философии неоплатонизма и других духовных систем, которые помогли им осознать себя. Суфизм – это нечто большее, чем ношение ладанок и амулетов и поклонение гробницам. Суфизм – это интенсивная религиозность и духовность.
Суфии имеют несколько философско-богословских школ, одна из которых – Вахдат аль-вуджуд – основана очень уважаемым испанским суфием Мухиддином ибн Араби, шейхом шейхов в средние века. Его школа наиболее открыта и либеральна. Она проповедует, что существует Одно Реальное Существо и все остальное – его проявления. Эта школа очень популярна и имеет многих последователей в Индии, где великие суфийские святые почитаются и мусульманами, и индусами. Суфизм с его толерантностью и инклюзивностью обеспечивает гармоническое сожительство и взаимопонимание людей, в то время как в современном мире многие религии и культуры эксклюзивистского толка ведут к экстремизму.
Салафизм, называемый также ваххабизмом или “ахль-аль-хадис,” происходит от слова „салафи”, означающего “то, что принадлежит нашим праотцам”. Он призывает возродить чистый ислам, который практиковали прадеды. Согласно идеологии салафитского ислама вся духовная деятельность должна базироваться единственно на Коране и хадисах и ни в коем случае на положениях законнических школ, таких как ханафитская, шафииитская и пр. Ваххабизм считает суфизм разрушительным для всего, что проповедует ислам. Посещение суфийских мавзолеев – противно Корану. Произносить можно только имя Аллаха, а не суфийских святых и даже пророка Мухаммеда. Не следует даже молиться на могиле пророка. Это реакционное движение зародилось в Неджде, области, преимущественно населенной бедуинами, не имеющей богатых культурных традиций Ирана и Индии. Основателем движения является большой знаток хадисов, получивший образование в Медине шейх Мухаммед бин Абд аль Ваххаб (1703-1792) из Неджда. По его имени движение названо ваххабизмом. Он решил представить “таухид” в самой чистой форме без следа “ширка” (ассоциирование других с Аллахом). Он отверг “таклид” (слепое повиновение чужому авторитету), молитвы святым (никто не нуждается ни в живом, ни мертвом, чтобы искать близости к Богу).
Зилотство для идеологической чистоты в салафизме, как во всякой религии или политическом движении, приводит к экстремизму и гонениям несогласных с ним. Пуританство, к которому ваххабизм призывает, почти недостижимо в современном сложном мире и обыкновенные мусульмане не видят смысла в нем, потому что на каждом шагу им необходимы компромиссы в обычной жизни. Когда местный владетель региона Мухаммед бин Сауд политически поддержал это движение, турецкие и британские власти решили начать борьбу с ним.
Основателем современного радикального ислама можно считать Амина аль-Хусейни, родившегося в 1895 или, что более вероятно, в 1897 г. в Иерусалиме. Он был сыном тогдашнего муфтия города, заклятого противника сионизма Тахира аль-Хусейни. Клан аль-Хусейни состоял из богатых землевладельцев южной Палестины. Тринадцать членов семьи были старостами Священного города между 1864 и 1920 годами. Полубрат Амина – Камил аль-Хусейни был муфтием Иерусалима до самой своей смерти в 1921 г. В своем родном городе Амин аль-Хусейни учил турецкий и французский языки у французских католических миссионеров и во “Всемирном израилитском альянсе”. Затем он несколько месяцев изучал исламское право в университете Аль-Азхар в Каире. Его учителем был Рашид Рида, салафит-интеллектуал, который покровительствовал ему до своей смерти в 1935 г. В 1913 г. Амин аль-Хусейни совершил хадж в Мекку. До начала Первой мировой войны он посещал Школу администраторов в Стамбуле, которая в то время была самым секуляризованным институтом в Османской империи.
Этот исламский духовный лидер повинен в сегодняшней трагедии палестинского народа. В 1921 г. британцы назначили его великим муфтием Иерусалима. Это было сделано против воли народа, так как на выборах он занял лишь четвертое место. Мусульманская община отвергла его кандидатуру, так как он не имел серьезного исламского образования. Он не был ни шейхом (религиозным лидером), ни алимом (исламским ученым).
В следующем году он занял пост главы Верховного мусульманского совета (1922-1937). Крах Османской империи и отмена халифата при Ататюрке вызвали у него чувство глубокого разочарования. Он поглощен идеей восстановления исчезнувшей исламской империи и дает клятву бороться со светски настроенными мусульманами.
В 1928 г. Хасан аль Банна основывает в Египте организацию под названием “Братья-мусульмане”, идеологическим вдохновителем которой стал Аль-Хусейни. Эта организация породила такие дочерние организации как “Исламский джихад” и “Хамас”. Все они пропагандируют ваххабизм, который оправдывает насильственные средства для освобождения “мусульманского мира” от неисламских элементов и мечтают о панисламской империи, в которой будут царить строгие исламские законы. Амин аль-Хусейни проповедовал исламское единство и и в 1931 году учредил Всемирный исламский конгресс.
Многие мусульманские и христианские палестинские лидеры были убиты из-за своих протестов против исламского террора Аль-Хусейни. Его наказательные отряды в период 1936-1938 г. физически уничтожили следующих видных палестинцев: шейха Дауда Ансари (имама мечети Аль Акса); шейха Али Нура аль Каттиба (из мечети Аль Акса); шейха Нусби Абдель Рахима (члена Совета Мусульманского религиозного суда); шейха Абдуллу аль-Бадуи (из Аккры, Палестина), шейха Аль-Намури (из Хеврона), Насра ад-Дина (мэра Хеврона). Только в период с 1937 по 1938 г. людьми Хусейни были убиты 11 мухтаров (лидеров общин, мэров) вместе со своими семьями.
История представляет нам Аль-Хусейни как жестокого человека, стремящегося к установлению панарабской империи на Ближнем востоке, известного активным уничтожением арабов и евреев, которых он считал угрозой своему контролю над арабским населением в Иерусалиме, использующего антиеврейскую пропаганду в целях поляризации обоих общин. В 1920 и 1929 г. он инициировал антиеврейские бунты, заявляя, что евреи планируют уничтожить мечеть Аль Акса, в результате чего сотни мирных евреев убиты – более всего в Хевроне, где еврейская община имеет 2000-летнюю историю.
Арабският бунт против британцев в 1936 г., при котором вооруженные арабские милиции снова истребляли евреев, вероятно хотя бы частично был финансирован нацистом Адольфом Эйхманом. В 1937 г. главный муфтий посещает германское консульство в Иерусалиме. Там он встречается с высшими чинами СС Эйхманом и Гагеном, с которыми обкуждает “еврейский вопрос”. Нацистская Германия предоставляет Хусейни финансовую и военную помощь. В июле 1937 г. он спасается от британского ареста, укрывшись в мечети Харам аш-Шариф, где пребывает до середины октября, и затем, переодевшись в женское платье, бежит в Ливан, где восстанавливает объявленный британскими властями незаконным Арабский верховный комитет и руководит нацией в изгнании.
В это же время Аль-Хусейни впервые встречается с Франсуа Жену, позднее прославившимся в качестве швейцарского банкира гитлеровского Третьего рейха. Их связь продолжилась вплоть до 60-х годов прошлого века. Франсуа Жену, который часто посещал Аль-Хусейни в Бейруте, финансировал сеть ОДЕССА, которая в период с 1949 по 1952 г. помогала внедрению тысяч нацистских экспертов в армии, государственные и пропагандистские институты и службы Египта и Сирии. Финансирование осуществлялось деньгами, захваченными у европейских евреев. Он спонсорировал арабских националистов в Каире и Танжере, создал импортно-экспортную компанию, названную Арабо-Африка, служившую для прикрытия самой яростной антиеврейской и антиизраильской пропаганды, открыл швейцарские банковские счета для северно-африканских освободительных армий Марокко, Туниса и Алжира. Он же основал Арабский торговый банк в Женеве, а в 1962 г. стал директором Арабского народного банка Алжира.
Восстание арабов было потушено британскими властями в 1939 г. и главный муфтий спасся бегством в соседний Ирак. В 1941 году Аль-Хусейни приехал в Рим и встретился с итальянским фашистским лидером Бенито Муссолини, ответственным за геноцид эфиопского народа в Африке. Муссолини торжественно обещал ему помогать палестинскому делу. Из Рима Хусейни рассылал фетвы, призывавшие к джихаду против Британии, и проповедовал свои взгляды о мусульманском единстве и панисламизме.
Но и в Иерусалиме, и в Ираке британцы успешно усмирили волнения и Аль-Хусейни нашел убежище в нацистской Германии. У нацистов он получил сильную идеологическую поддержку своего антиеврейского ислама и совместно с Гитлером и нацистской верхушкой разработал план пронацистской панарабской формы управления Ближним Востоком. Д-р Сергей Трифкович в своей книге “Меч Пророка” раскрывает и другие сходные с фашизмом черты в радикальном исламе, проповедуемом Аль-Хусейни: тотальное подчинение индивида; вера в непригодность национальной государственности в пользу “высшей” общности (в исламе – умма или община верующих, в нацизме – “герренфольк” или господская нация); вера в недемократическое управление “бложественного” вождя (исламского халифа или нацистского фюрера)…
В августовском номере иллюстрованного немецкого журнала “Сигнал” от 1942 г. помещена большая статья под заголовком “Мусульмане – гости Германии”. Там можно видеть уникальные фотографии главного муфтия Иерусалима Амина аль-Хусейни, который “после авантюристического бегства из Ирака, минуя Рим, прибыл в Берлин”. 25 ноября 1942 г. он был “принят фюрером для сердечного разговора” – это случилось за несколько недель до начала “Ванзейской конференции”, которая приступила к “окончательному разрешению” еврейского вопроса. На этой встрече Гитлер высказал намерение освободиться от евреев, переселив их из Европы в Палестину. Но Аль-Хусейни увидел в этом угрозу своим планам и стал добиваться решения еврейского вопроса путем уничтожения, а не экстрадиции европейского еврейства. На одном из снимков, помещенных в журнале “Сигнал”, видим, как немецкий министр д-р Мейер приветствует Аль-Хусейни на входе в Рейхсканцелярию. На другой фотографии представлена “мечеть на Берлинерштрассе – религиозный центр исламской общины, воздвигнутая в 1924-1927 гг. по образцу индийских мечетей”.
Во время разговора между немецким и арабским фюрерами, который запечатлен на снимке в журнале, муфтий настаивал на более ясном выражении симпатии нацистов к арабским националистическим целям на Ближнем Востоке. Гитлер, изложив свои соображения о невозможности незамедлительного официального заявления (скорее всего, чтобы не испортить отношения с Францией Виши), согласно официальной записи интервью в германском Министерстве иностранных дел, сказал хаджи Амину, что “это случится в момент, который сегодня нельзя определить с точностью, но который совсем не так далек, когда немецкие армии в ходе борьбы достигнут южного Кавказа. Как только это произойдет, фюрер сам уверит арабский мир, что час освобождения наступил. Германским приоритетом тогда станет уничтожение еврейского элемента, существующего в арабской сфере при протекции британской мощи” (Documents on German Foreign Policy 1918-1945, Series D, Vol. XIII no. 515).
Нацисты предоставили Аль-Хусейни прекрасные условия для жизни в Берлине и выделили на его нужды 10 тысяч долларов в месяц. Взамен он регулярно участвовал в передачах германского радио, клеймя евреев как “самых страшных врагов мусульман”. После разгрома нацистов при Эль Аламейне в 1942 г. он выступил по берлинскому радио с призывом к арабам оказывать постоянное сопротивление союзническим войскам. Тогда его и начали называть “муфтием Гитлера” и “арабским фюрером”. В марте 1944 г. он призвал к джихаду: “Убивай евреев везде, где найдешь их. Это угодно Богу, истории и религии”. Он постоянно вмешивался в судьбы европейского еврейства. Так, он заблокировал договор Адольфа Эйхмана с Красным Крестом об обмене еврейских детей на немецких военнопленных и таким образом послал в 1942 г. 10 тысяч еврейских детей в газовые камеры. 13 мая 1943 г. Хусейни убеждает Министерство иностранных дел Рейха отменить переброску евреев из Болгарии, Венгрии и Румынии в Палестину, узнав, что 4 тысячи еврейских детей, сопровождаемых 500-ми взрослых, успели прибыть туда. Он просит нацистского министра иностранных дел “приложить максимальные усилия” для блокирования подобных инициатив. Годом позже – 25 июля 1944 г. он пишет протестную ноту венгерскому министру иностранных дел в связи с изданием 900 сертификатов для еврейских детей и 100 взрослых, которых предстояло переселить из Венгрии вероятно в Палестину. “Защитник ислама” предлагает: “Если они обязательно должны быть выселены, то пусть их пошлют в другие страны, где их можно активно контролировать, например, в Польшу. Таким образом можно избежать опасности и не допустить вреда”.
Муфтий планирует постройку концлагеря в Наблусе (в Палестине), в котором будет применен гитлеровский план “окончательного разрешения” еврейского вопроса путем полного уничтожения. Будучи близким другом Гиммлера, верховного руководителя СС, он с его личного разрешения совершает частное посещение лагеря смерти в Освенциме, где на деле знакомится с технологией убийства европейских евреев. В сентябре 1943 г. при его вмешательстве проваливается план по спасению 500 еврейских детей из города Арбе в Хорватии. Он опасался, что, переселяясь в Турцию, дети в конечном счете окажутся в Палестине.
В 1942 г. он получает от нацистского режима пост премьер-министра панарабского правительства с штаб-квартирой в Берлине. Хусейни способствует организации арабского легиона в немецкой армии ”Arabisches Freiheitkorps”, состоящего из арабских студентов и северно-африканских эмигрантов в Германии. Этот легион преследовал союзнических парашютистов на Балканах и сражался на русском фронте. На фотографии, датированной декабрем 1943 г., муфтий заснят вместе с мусульманскими боевиками СС – азербайджанскими добровольцами на Восточном фронте. 2 ноября 1943 г. Гиммлер посылает ему телеграмму:
“Великому Муфтию: Национал-социалистическое движение Великой Германии написало на своем знамени борьбу с мировым еврейством. Поэтому оно следит с особой симпатией за борьбой свободолюбивых арабов, особенно в Палестние, с еврейскими захватчиками. Признание этого общего врага и общая битва с ним является прочной основой существующего естественного союза между Национал-социалистическим движением Великой Германии и свободолюбивыми мусульманами во всем мире. В этом духе в связи с годовщиной бесчестной декларации Бальфура примите мои сердечные поздравления и пожелания успеха в вашей борьбе до конечной победы. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер”.
В 1941 г. Амин аль-Хусейни становится главным архитектором нацистского наступления в Боснии: используемая сербами кириллица была запрещена. Православные сербы должны были носить синюю ленту на рукаве, а сербские евреи – желтую. Аль-Хусейни разработал детальный план уничтожения сербского населения, осуществление которого было остановлено самой нацистской Германией. За свою деятельность в Боснии муфтий получил титул “Защитник ислама”. Сто тысяч боснийских мусульман вступили в ряды фашистской армии. Их целью было обособление автономного нацистского протектората для боснийских мусульман. Этому способствовали прогерманские хорватские руководители А. Артукович и М. Будак. В Боснии под руководством Аль-Хусейни была проведена этническая чистка: было уничтожено 200 тысяч православных сербов, 22 тысячи боснийских евреев, 40 тысяч цыган. Трагедия конца ХХ века, когда сербы, руководимые Слободаном Милошевичем, и мусульмане Боснии и Герцеговины воевали между собой, уходит корнями в прошлое, завещанное хаджи Амином.
Муфтий лично набирает балканских мусульман для германских Ваффен СС, в том числе в дивизию Скандерберга из Албании и дивизию Ханджар из Боснии, которая ответственную за уничтожение более 90% югославских евреев. Дивизия Ханджар стала самой многочисленной мусульманской армией Третьего рейха (26 тысяч человек). Боснийские мусульманские воины с турецкими фесками с рунами СС на них получили те же привилегии, какие их предшественники и единоверцы имели на службе в имперской австро-венгерской армии: специальные пайки и свободу соблюдения мусульманских религиозных ритуалов. Каждый батальон дивизии имел имама, а каждый полк – муллу. 23 июня 1943 г. Гиммлер даже создал специальную СС-клятву для боснийских мусульманских бойцов:
“Клянусь перед Фюрером, Адольфом Гитлером, верховным главнокомандующим германскими вооруженными силами, что буду верным и храбрым. Клянусь перед Фюрером и руководителями, которых он выбирает, в беспрекословном подчинении до смерти”.
Нацисты питами особую симпатию к исламу. Это видно из заявления руководителя СС Гиммлера, сделанного перед шефом нацистской пропаганды Йозефом Геббельсом: “Я не имею ничего против ислама, так как он обучает мужчин в этой дивизии для меня и обещает им рай, если будут убиты в сражении. Очень практичная и аттрактивная религия для войны”. 1 марта 1944 г. Г. Гиммлер учредил в Дрездене Исламский ивститут (Islamische Zentralinstitut) во главе с Аль-Хусейни. Его задачей было проповедовать по всему миру нацистскую идеологию и в ХХІ веке.
После войны Аль-Хусейни бежал в Швейцарию, но его поймали и экстрадировали обратно в Германию, где он был задержан французами. После того как югославский верховный военный суд осудил его как военнопреступника на три года тюрьмы и на два года лишения гражданских прав, во Франции его поставили под домашний арест. В 1946 г. он с фальшивым сирийским паспортом сумел покинуть Францию и перебрался в Каир, где ему было предоставлено политическое убежище лично египетским министром иностранных дел. Напрасно еврейские организации писали петиции британским властям с требованием об его задержании в качестве военнопреступника. Югославия также настаивала на его экстрадиции, но без успеха. Британцы отклонили все эти требования из-за углубляющихся проблем в Египте и из-за палестинцев, среди которых он был все еще весьма популярен.
В Каире Аль-Хусейни продолжил свою деятельность. В конце 40-х и начале 50-х годов прошлого века он тесно сотрудничал с профашистской египетской группировкой ”Молодой Египет”. Член этой группировки Гамаль Абдель Насер вместе с другими офицерами совершили в 1952 г. государственный переворот, свергнув короля Фуада с престола. Муфтий оказал сильное влияние и на основателей партии БААС в Ираке и Сирии. Он привлек нацистского военнопреступника Алоиза Бруннера на работу в сирийском Генеральном штабе.
Большую роль сыграл Аль-Хусейни в деле создания Организации Освобождения Палесттины в 1964 г. Муфтий стал духовным наставником первого председателя ООП Ахмеда Шукайри, который претворял его идеологию в жизнь. Влияние воинствующего антисемитизма Аль-Хусейни среди палестинского народа, даже спустя почти 40 лет после его смерти в 1974 г., все еще очень велико – “Майн Кампф” Гитлера, по мнению палестинских арабов, занимает шестое место среди “вечных бестселлеров”! Его потомки принимают активное участие в жизни современной Палестины. Его внук Фейсал Хусейни, член ООП с 1964 г. до своей смерти в мае 2001 г. был министром без портфеля в Палестинской национальной автономии. Его внучка вышла замуж за Али Хасана Аламеха, основателя фракции ООП “Черный сентябрь”.
Племянник радикального исламского лидера, рожденный в Египте Рахман Абдул Рауф аль-Кудва аль-Хусейни более 40 лет был лидером палестинского движения. Большинство наблюдателей и экспертов знают его под именем Ясер Арафат, которое он принял в 1952 году, чтобы скрыть свое родство с Аль-Хусейни. Арафат начал работать на него с 17-летнего возраста. Сегодняшняя иракская трагедия также обязана Аль-Хусейни, который с помощью своей правой руки Карайлы Тулфа (Тулфа был ментором и дядей Саддама Хусейна) организовал в 1941 г. пронацистский переворот в Ираке. Несмотря на то, что Германия отправила повстанцам оружие и самолеты, переворот во главе с Рашидом аль-Кайлани, в котором участвовали и палестинские добровольцы, и иракская армия, провалился.
BY 
ANDREY
         OCTOBER 22, 2012POSTED IN: СТАТЬИ

Няма коментари:

Публикуване на коментар