петък, 10 май 2013 г.

Аугсбург и Константинополь


Аугсбург и Константинополь



Иеродьякон Петр ГРАМАТИКОВ
На соборе в Спире император Карл Пятый запретил всякие нововведения в вопросах религии. Сторонники Лютера стали протестовать против этого запрета, из-за чего получили название протестантов. На соборе в Аугсбурге в 1530 г. Филиппом Меланхтоном (1497-1560), самым умеренным учеником Лютера, из новых религиозных доктрин было составлено Аугсбургское вероисповедание. На его базе протестантские принцы в том же году создали Смалкальдскую Лигу для защиты и взаимопомощи. С началом реформаторского движения отцы сегодняшнего протестантства переели свой взгляд с Рима на Константинополь.
В 1559 г. Меланхтон перевел на греческий язык Аугсбургское вероисповедание в своем доме в Виттенберге, где он жил вместе с православным диаконом Димитрием, сербом или болгарином по происхождению (во всяком случае славяноязычным из порабощенных агарянами на Балканах). Благодаря своему гуманистическому образованию Филипп Меланхтон хорошо знал греческий язык и творения церковных отцов и учителей, которые были продолжателями языка новозаветного священного писания. Только их он признавал авторитетами при толковании Нового Завета. Так, например, по мнению Меланхтона, под понятием «бескровной жертвы» Греческая Церковь понимает «молитвы верующих», а не евхаристические дары.
Хорошее знание современной ему Православной Церкви он получил от диакона Димитрия Мизоса, который проживал в его доме с 20 мая по конец сентября 1559 г. Мизос три года был диаконом в клире Константинопольской церкви и был послан Патриархом собрать информацию о новом европейском движении за Реформацию в Западной Церкви, слухи о которой уже достигли Константинополя.
Виттенбергский реформатор вручил диакону Димитрию при его отъезде письмо для передачи патриарху Иоасафу. В письме говорилось: «Действительно Церковь Божия в этой жизни и в этом мире как корабль, качаемый волнами, переживает страдания и невзгоды всякого вида, а в данный момент даже в тяжелейшей форме, но мы должны молиться Сыну Божьему вскоре посетить нас в славе. Рассказы Димитрия принесли успокоение среди безнадежности: по Божией милости Греческая Церковь уцелела как ранее трое юношей в огненной печи. Среди множества неблагочестивых противников- богоненавистников Господь сохранил стадо, которое почитает и прославляет Его Сына Иисуса Христа правильным образом».
Цель, которую Меланхтон поставил себе, было установление богословских контактов с Константинопольским патриархом Иоасафом ІІ (1555-1565), которому он пишет: «Мы сохраняем благочестивым образом Священные Писания, как пророческие, так и апостольские, догматические каноны святейших соборов и учение отцов – Афанасия, Василия, Григория, Епифания, Феодорита, Иринея…» и добавляет к письму Символ веры из Аугсбурга.
По всей видимости, однако, дьякон Димитрий не достиг Константинополя, не передал это письмо тогдашнему Вселенскому патриарху и не осведомил его о сильном желании последователей Лютера быть признанными семьей Православных восточных церквей.
В следующем году Меланхтон умер и желание приобщения к Православной церкви не осуществилось. В VІІ разделе Аугсбургского Символа с названием «О Церкви» Меланхтон пишет буквально следующее: «Всегда должна существовать одна святая Христовая Церковь», а затем цитирует Августина и Амвросия. В своей «Апологии Аугсбургского кредо» великий сподвижник Лютера подчеркивает: «Мы не служим частных литургий, а только общественные… потому что в греческой церкви их до сих пор не служат… Для греков литургия – это благодарственная жертва.» 25 сентября 1559 г. Филипп Меланхтон рассылает циркулярные письма ряду своих друзей, сообщая им, что в тот же день он отправил послание Патриарху Церкви Византии – духовному главе православных церквей. К этому письму он приложил «важный документ». Этот основополагающий документ не был ничем другим, как переводом на греческий язык «Символа веры нашей церкви» – Аугсбургской веры. В своем письме Меланхтон выражает широко распространенную во время Реформации уверенность в неизбежности скорого Страшного Суда и что только «покаяние и внутреннее обновление тела Христианства может помочь» в этой ситуации.
Греческая церковь уже была покорена турками, которых идентифицировали с апокалиптическими народами Гога и Магога (Откр. 20:8). Запад находился под постоянной угрозой извне со стороны этих народов и на внутреннем фронте – со стороны Папства, которое установило свою мощь в центре храма Божьего.
При обобщении лютеранских исповедных документов в «Книге согласия» (Concordia), вышедшей в 1580 г., в самом начале поставлены три вселенских, экуменических символа веры: Апостольский, Никейский (или Никео-Константинопольский в его западно-европейской редакции) и св. Афанасия. Лютеру особенно нравился последний из-за его ясноты понимания Троицы и двойной природы: «Не знаю было ли написано что-то более важное и более прекрасное со времени апостолов в Церкви и Нового завета» (M. Luther, Real- encyklopaedie fuer protestantische Theologie und Kirche. Bd.1. Hamburg, 1854, s.577). В конце упомянутой книги приложен перечень свидетельств св. Писания и древних церковных учителей с цитатами из латинских и более всего греческих патристичных сочиненй за период до появления Иоанна Дамаскина и Никифора Кавасилы (+ ог. 1335 г.)
14 лет спустя по инициативе канцлера (ректора) Тюбингенского университета Якоба Андреа и профессора греческого языка Мартина Круциуса университетские лютеранские богословы переняли эстафету. Большой интерес представляет корреспонденция между Вселенским патриархом Иеремией ІІ Траносом и тюбингенскими богословами (1573-1581). Она имеет объем примерно в 300 страниц и опубликована в Виттенберге ( городе Лютера и Меланхтона) в 1584 г., причем только письма патриарха занимают 161 страницу. Огромное значение для православного вероисповедания представляют решения поместных соборов в Константинополе в 1156, 1157, 1341, 1347, 1351 гг. богословско-догматического характера.
Патриарх Иеремия ІІ Транос родился в Анхиало в Османской империи (сегодняшнее Поморие в Болгарии). Получил образование вероятно в патриаршеской Акаемии в Константинополе, к которой всегда проявлял особый интерес. Им даже был созван специальный собор в 1593 г. для составления нового устава академии, согласно которому она должна была превратиться в интеллектуальный центр Православия и предназначалась для повышения образовательного уровня клира. На этом же соборе в 1593 г. было подтверждено посвящение Иова, митрополита Москвы, в первого патриарха России. Это посвящение было совершено Иеремией в 1589 г., когда он посетил Москву и декларировал автономность Русской Церкви. Иеремия был выбран Вселенским патриархом в 1572 г. и прослужил в этом сане до самой смерти в 1595 г. В этот период он два раза был отстранен от своего поста -. на девять месяцев в 1579 г.и на два года в 1582 г. Можно сказать, что он был самой выдающейся личностью, которая занимала патриаршеский трон во время османского владычества. Это был замечательный богослов, твердый реформатор и яростный враг симонии (коррупции в церкви). Он остался в истории церкви из-за своих ответов лютеранской церкви, когда она искала признания своего учения, посылая Конфессио Аугустана во Вселенский Патриархат для оценки и вынесения суждения. Его ответы по различным вопросам аугсбургского вероисповедания и корреспонденция с лютеранам включены сегодня в «символические книги» Православной Церкви.
Послания-ответы Иеремии ІІ от 1576,1579 и 1581 гг. занимают первое место среди восточных символических текстов в конце Х.VІ в.. Позднее были составлены: «Исповедание Восточной католической и апостольской церкви (1625) Александрийским патриархом Митрофаном Критопулосом, «Православное исповедание католической и апостольской Восточной церкви» (1640) Киевским митрополитом Петром Могилой, «Исповедание веры» (1672) Иерусалимским патриархом Досифеем, «Пространный катехизис Православной Восточной церкви» (окончательная редакция в 1839 г.) Московским митрополитом Филаретом Дроздовым.
В этой корреспонденции открывается множество тем, по которым имеется взаимное согласие, но и множество – по которым его нет. Обе стороны в этой первой по своему роду «смешанной богословской комиссии» (с той лишь разницей, что вся дискуссия проводилась в эпистолярной форме) в противовес определенным римско-католическим отклонениям достигли согласия по вопросам: истины и богодухновенности Писаний; Бога и Св. Троицы; греха прародителей и наследования его всем человечеством; теодицеи или оправдания Бога за зло в мире (причина зла – твари, а не Бог); двойной природы Христа в одной Личности; Иисуса Христа как главы Церкви; второго пришествия Христа, Страшного суда, вечной жизни, вечной награды и вечных мук; Евхаристии, двух составляющих – хлеба и вина (Тела и Крови), которые даются верующим; полного отрицания индульгенций; чистилища и обязательного безбрачия духовенства.
Согласия (полного или частичного) не было достигнуто по вопросам: Священного Писания; добавки «филиокве» в Никео-Константинопольском Символе веры; свободной воли человека; предопределения, судьбы; таинств, их сущности и числа; окропления при св. крещении, миропомазания и возраста принятия первого св. Причастия; смысла «изменения» хлеба при св. Евхаристии и природы евхаристийной жертвы; непогрешимости Церкви и вселенских церковных соборов; почитания святых, св. мощей и икон; соблюдения постов и других церковных традиций и ритуалов. По многим другим вопросам дискуссий или вообще не было, или они были поверхностными.
Одной из главных тем несогласия была тема пути оправдания. Лютеране считают, что оно невозможно только посредством веры, или веры и добрых дел, но настаивают, что добрые дела являются самым существенным плодом животворящей веры. По мнению патриарха Иеремиии, добрые дела способствуют оправданию, хотя и не являются единственным условием спасения. Спасение зависит не от них, а более всего от веры в Бога.
Тюбингенские философы имеют различный взгляд на число таинств и их эффект. В своем письме Иеремия излагает православную точку зрения: таинств – семь. Лютеранские богословы признают только два: крещение и евхаристию (причастие). По их мнению, только об этих двух таинствах говорится в Св. Писании и даже Иоанн Златоуст и другие отцы упоминали только их..Обе стороны объединились в отвергании индульгенции (практика Римской церкви), чистилища и теории, что святые оставляли Церкви сверхдолжную благодать (излишек благодати), с помощью которой папа мог освобождать души из чистилища. Различными были понимание покаяния как духовного лекарства вообще и исповеди перед свещеннослужителем в частности. В общих линиях православные и протестанты согласились в том, что опрощение грехов есть акт Всемогущего Бога, Который наполняет содержанием и силой Таинство Покаяния. Различие имелось в отношении таинства Священства, хотя лютеране и приняли основную идею, что служитель Слова, который совершает и таинства, должен быть «призван», которое подразумевает рукоположение в священный сан. Они настаивали, что при отсутствии епископа любой пастор (пастир) может совершить рукоположение, оправдывая свое утверждение ссылками на св. Писание и раннюю Церковь Христову, где нет ясной дифференциации между епископом и священником (пресвитером). Миропомазание и Елеоосвящение не признавались лютеранами таинствами. Целебат (безбрачие) клира единодушно был отвергнут в рамках двустороннего диалога (сюда не включались православные епископы). По православной традиции брак разрешался перед рукоположением в священный чин. Патриарх защитил монашество и аскетический подвиг, что с большими резервами лютеране все же приняли. По многим предметам веры лютеране, по всей видимости, погрешным образом поняли позиции Православной церкви и восточной христианской традиции, считая что они частично совпадают с римско-католической практикой, что привело к доктринальным несогласиям.
Корреспонденцию между Вселенским Патриархатом и тюбингенскими богословами не нужно считать последней и окончательной.В наши дни многие негативные факторы преодолены. В двадцатом веке родилось движение за преодоление разделения Церкви Христовой, что является беспрецедентным феноменом в мировой и церковной истории. В начале ХХІ века обе стороны имеют реальную возможность восстановить дискуссии без вмешательства ннешних сил и влияний, которые в ХVІ в. оказались помехой плодотворному диалогу.
Источник: журнал «Свет» №2, 2010 г.


BY 
ANDREY
  APRIL 30, 2013POSTED IN: СТАТЬИ

Няма коментари:

Публикуване на коментар